Пчеловодство на Руси

Пчеловодство на Руси

Пчеловодство на Руси
Пчеловодство на Руси

Огромное значение пчелы имели в жизни древних славян, особенно расселяющихся в северные и северо-западные районы. Особенно широкое развитие в период феодализма получило бортевое пчеловодство. Бортью в Древней Руси называлось естественное, а затем и искусственное дупло, а участки леса, где водились пчелы, бортевыми ухожиями. Первые письменные указания о быте и хозяйстве славян принадлежат арабам, которые побывали у нас гораздо раньше греков.

Ибн-Даста не был путешественником, но он добросовестно записал рассказы своих современников, которые побывали в Киеве и других местах Руси. Ибн-Даста в книге «Драгоценных сокровищ» пишет: «Страна славян страна ровная и лесистая; в лесах они и живут. Они не имеют ни виноградников, ни пашен. Из дерева они выделывают род кувшинов, в которых находятся у них и уль для пчел, и мед пчелиный сберегается. Один кувшин заключает в себе 10 кружек его.» В своих записках Ибн-Даста не упоминает об охоте славян, хотя русские меха, поступавшие на восточный рынок, ценились там очень высоко. Не упоминаются и другие виды хозяйства и промыслов. Из этого следует, что пчеловодство у славян стояло на одном из важнейших мест по сравнению с другими видами хозяйства, поэтому оно всегда находило отражение в записках иностранных путешественников и купцов в Русь.

Другой причиной упоминания бортничества было, вероятно, действительно массовое занятие им на Руси и обилие пчел и продуктов пчеловодства по сравнению с другими странами, что в первую очередь и поражало путешественников. Бортничество заключалось не только в том, чтобы найти дупло с пчелами и взять мед. Это было действительно хозяйство, имевшее под собой земельно-правовую основу. Во времена дофеодальной Руси хозяйственно-социальной единицей было «дворище», объединявшее несколько близкородственных семей. Каждое дворище имело свое землевладение. Дошли некоторые документы, отражающие устройство дворища. Оно всегда было « с полями, сеножатьми, и с лесы и боры, и с деревом бортным, с реками и озеры, и с гати и езы, и с ловы рыбными и пташими». Каждая семья обязательно имела участок с бортевыми деревьями бортевые ухожия. Пространства некоторых ухожий тянулись на десятки верст. То, что именно бортничество являлось главной хозяйственной деятельностью, доказывает и фраза писцовой книги: «Изстари к тем ухожиям потягли другие угодья». О важности бортевых ухожий в экономике семьи и всего государства говорит тот факт, что еще в 12 веке существовал специальный медовый налог, который взимался только медом и ни в коем случае не мог заменяться ни деньгами, ни другими продуктами. Мед служил важным источником поступления иностранных товаров в страну. Купцы довозили его до Греции и Египта.

  • В бортевых ухожиях выделялись три группы деревьев:
  • Дельные с пчелами. Дуплистые деревья, в которых уже жили пчелы.
  • Дельные без пчел. Дуплистые, но еще не заселенные.
  • Холостцы. Деревья, достигшие определенных размеров, в которых можно было долбить дупло.

Таким образом, бортники не только пользовались готовыми дуплами, но и готовили их специально. Видимо этим объясняется поражавшее воображение иностранных путешественников обилие диких пчел у славян. Бортевые ухожия являлись важной частью крестьянского хозяйства вплоть до 17 века, когда стали появляться пасеки. Бортевые ухожия выполняли еще одну важную роль они были своеобразными заказниками, где сохранялся весь природный комплекс. В настоящее время диких пчел в дупле можно встретить очень редко. Даже в государственных заказниках и заповедниках их численность не возрастает, а сокращается. Это связано с санитарными рубками, во время которых в первую очередь вырубаются дуплистые деревья, которые могли бы дать убежище пчелам.(9-87) Со времен Киевской Руси и образования Московского государства мед и воск играли огромную роль в экономике народа и являлись важнейшими продуктами внутренней и внешней торговли. Бортничество становится специальным промыслом многих людей, даже появляется промысловое сословие бортников.

В Сборнике законов Киевской Руси «Русской правде» Ярослава Мудрого бортничеству были посвящены отдельные статьи. С нарушителей закона взимался большой штраф. За уничтожение княжеской борти бралось три гривны штрафа, а крестьянской две гривны. Три гривны в то время стоила одна лошадь и девять овец; плата должнику, поступившему к заимодавцу для расплаты личным трудом, составляла всего полгривны в год. За нарушение бортной межи брали штраф в 12 гривен. Основы охраны бортного пчеловодства изложены так же в Новгородской летописи (1016 г,) и в Псковской Судной Грамоте (1397)